ЯПОНИЯ ГЛАЗАМИ ШИХАНА

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...

 

На что только не согласится человек

 

ради еще одного интересного воспоминания...

 

 

 

Харуки Мураками

 

 

Началось все с детства. Вырос я на полуострове Камчатка, в городе Петропавловск, который по иронии судьбы тоже Камчатский — на берегу сурового, но в то же время Тихого океана. Яркие детские воспоминания сохранили в памяти отпечатки экзотики Дальнего Востока с его вулканами и сопками, звуками морского прибоя и вкусом соленого ветра на губах, макушками снежных сугробов, услужливо подпирающих подоконники вторых этажей жилых домов, горячими термальными источниками, разрушительными землетрясениями, да и многими другими приятными детскими мелочами, из которых в конечном итоге складывается жизнь каждого ребенка, незаметно превращая его в зрелого человека, наделенного индивидуальными личностными качествами.

Именно на Камчатке я впервые соприкоснулся с карате. Там я по воле провидения окунулся в загадочный мир Будо — мир, в котором вечно правит восточная философия, мир самоотрицания и самопознания, мир самосовершенствования и безграничных возможностей даже самого заурядного человека. Первый интерес к Японии пробудился у меня там — на Камчатке, под шум тихоокеанского прибоя, там, откуда от родных сопок до вершины непостижимой Фудзи, как мне тогда казалось, рукой подать. С тех пор история Японии, ее древние традиции и — главное! — люди, о характере которых слагались легенды, никогда больше не отпускали меня. Но время неумолимо ко всем без исключения — оно все шло и шло, надменно прокручивая безжалостными руками стрелки незримых часов бытия и отбивая в колокола жизни каждый прожитый мною год...

Многим позже, я, уже будучи самостоятельным молодым человеком, тянущим трудовую лямку на одном из судов рыболовецкого флота, неоднократно проходя близь японского архипелага, глядел в сторону страны восходящего Солнца и тешил себя надеждой когда-нибудь побывать на родине сёгунов и самураев, там, где катана считается частицей душ и сердец настоящих воинов. Эта мысль буквально отпечаталась в моем сознании, эта мысль превратила все мои сны в грезы о Японии — она стала моей самой сокровенной мечтой.

Забегая вперед, отмечу немаловажную деталь — в моем рабочем кабинете, дома, где царят уют и спокойствие, есть большое круглое окно с мозаикой в виде японского пейзажа. Кто-то, возможно, назовет это глупостью и ребячеством — это не так, ибо мечта всегда должна воплощаться не только во снах, но и в реальности. У меня она сперва воплотилась в длительном изучении карате, а потом уже в той самой оконной японской мозаике, о коей я обмолвился несколькими строками выше.

ДА, МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ

 

Спорт и карате дали мне все, что у меня сегодня есть: хороших друзей и прекрасных приятелей, прилежных учеников и благодарных родителей. Возможность общаться с людьми самых разных, а порой и неожиданных профессий, взглядов и увлечений, умение управлять самим собой и окружающей действительностью — да, именно так, я не шучу! — моя музыка, о которой знают окружающие меня люди, стихосложение, путешествия, личная жизнь и любовь, о которой мечтают сотни, а то и тысячи людей — это тоже мой спорт, это тоже мое карате.

Благодаря своей деятельности, связанной с карате, я стал много путешествовать — на соревнования и спортивные сборы, семинары, в горы и просто ради новых впечатлений. География поездок ширится с каждым годом — это города России и СНГ, европейские страны и даже далекие Соединенные Штаты Америки. А вот Япония... как же долго она была рядом со мной и, в то же время, так далеко. Так незаметно подкралась весна 2015 года, и я сказал себе: «Пора!». Или нечто запредельно-непонятное шепнуло мне это слово. Я уже, честно говоря, не помню, знаю лишь одно — пора, стало быть, пора и никаких гвоздей, как некогда говорил Владимир Маяковский!

 

УРА! МЫ ЕДЕМ!

 

Сайко Шихан Ясухико Ояма — руководитель Всемирной организации Ояма-карате (WORLDOYAMA KARATEORGANIZATION) с нескрываемым энтузиазмом отнесся к моей просьбе привезти команду спортсменов в Японию (поездку запланировали на октябрь 2015 года). В это время в стране Восходящего Солнца должен был состояться большой турнир по Ояма-карате «JAPAN CUP 2015». Этот уважаемый человек тут же дал указание сенсею Naoi(г. Токио), чтобы тот незамедлительно занялся вопросами организации визита россиян.

Интерес японцев к нашему визиту был понятен: еще ни разу в Японию на соревнования по Ояма-карате никто из России не приезжал. Мы должны были стать первыми, и мы ими стали! Так незаметно закрутилось и завертелось — переговоры, формирование команды, подготовка документов для оформления виз юным и взрослым спортсменам...

В апреле 2015 года мне пришлось составить специальную программу тренировок ребят, отобранных для состязаний. Подготовка началась со второй половины весны, продолжалась все лето и часть осени — практически до стартового дня, дня отъезда в страну моей мечты...

 

ПОЕХАЛИ!

 

Наше путешествие в Японию началось 15 октября 2015 года. Сборная команда России по Ояма-карате (WOKO) в составе: меня — старшего тренера, представителя по организационным вопросам — Ольги Пилюгиной, Екатерины Сучковой — моей супруги, а также ведущей спортсменки Сборной России, Омара Садыглы, Максима Макарова, Марины Пилюгиной, Егора Арбузова и Евгения Сабельника.

Так как прямые рейсы из нашего города до Японии отсутствуют, нам пришлось сначала добираться до Москвы и уж потом лететь к пункту назначения — в старинный город Токио.

Хочу отдать должное компании «Аэрофлот» — долетели мы без приключений, на легких крыльях, без задержек и проволочек, с комфортом. Общее время в воздухе наше воздушное судно пробыло в воздухе ни много, ни мало 10 часов. Надо сказать, никто из нашей сборной от скуки не страдал — все были чем-то заняты.

Тут сказывается многолетний опыт спортивных лагерей и сборов за пределами Северной Пальмиры. Так как подвижные игры на борту любого самолета строго запрещены, нам пришлось есть, пить, смотреть кинофильмы, играть в настольные игры. Лично мне, наконец, удалось прослушать все имеющиеся у меня джазовые концерты и композиции. А потом мы все посмотрели в иллюминаторы — под брюхом аэробуса показались океан и горы, среди которых не трудно было узнать главную — Фудзияму (по-простому: Фудзи). Тут Омар громко крикнул: «Так вот ты какая, Япония!» и, немного погодя: «Смотрите, Фудзияма!».

 

ПЕРВЫЙ КОНТАКТ

 

О ветер со склона Фудзи!

Принес бы на веере в город тебя,

Как драгоценный подарок.

 

Мицуо Басё

...и вот мы в аэропорту «Narita», от коего до Токио по сравнению с расстоянием от моей мечты побывать в Японии до ее осуществления, рукой подать — всего каких-то шестьдесят шесть километров. Это ничтожно мало, согласитесь. Первое, что бросилось в глаза каждому из нас — крохотные силуэтики сотрудников аэропорта, одетых в замысловатую форму.

Тут с вашего дозволения процитирую забавный диалог пляжных героев из киноленты «Полосатый рейс»:

 

— Красиво плывут.

— Кто?

— Во-о-он та группа в полосатых купальниках... 

 

Очень похожие эпизоды. Но вернемся к нашему прилету в аэропорт «Narita». Вот мы видим небольшую группу в желтых костюмах, вот куда-то бегут люди в синей форме, а вдали мельтешат совсем крохотные человекоточки в красных одеяниях. В общих чертах структура японского аэропорта мне напомнила муравейник, жизнь внутри и в окрестностях которого строго структурирована. Процесс отлажен до мелочей, каждый винтик гигантского механизма отлажен до феноменальной четкости — каждый знает свое дело и при этом буквально все бегают, семеня мелкими, дробными шажками по бетонке взлетно-посадочной полосы и вокруг нее.

Спускаемся по трапу, делаем первые шаги по самурайской земле. Что удивительно, любой сотрудник аэропорта, так или иначе встречавшийся на пути, будь то клерк или уборщица, отбивали нам поклоны. Положа руку на сердце, откровенно признаюсь: таких приятных ощущений я еще никогда не испытывал!

Под неустанные поклоны персонала аэропорта мы забрали свои вещи и выдвинулись в вестибюль, где нас терпеливо ожидал сенсей Naoi. На нем элегантно смотрелся фирменный пиджак с символикой Всемирной Организации Ояма Карате (WOKO). С моих уст сейчас слетит знаменитая фраза «Осу!». Именно ее — только ее, подчеркну! — я и произнес, поприветствовав моего японского коллегу, и тут же услышал в ответ точно такую же фразу. Мы поняли друг друга без участия в столь короткой беседе переводчика Екатерины Сучковой, без участия которой вне спортивной площадки мы вряд ли бы обошлись.

Помните, немногим ранее я делился впечатлениями о быстрой и слаженной работе персонала аэропорта? Ну, так вот, второе, что меня крайне поразило в Японии — это вездесущая, практически стерильная лабораторная чистота. Вот прямо на любых улицах и в переулках у них чисто, просто и элементарно чисто.

Купив билеты на сверхскоростной поезд Синкансен, наскоро перекусив теми яствами, которые попались на глаза в ближайшем кафе, и, обменяв валюту, мы загрузились в поезд и под свист ветра помчались в не менее знаменитый чем Токио город Йокогаму — там должен был вскорости состояться турнир, сподвигнувший меня на осуществление детско-юношеской мечты побывать в Японии, и при этом совместить, как принято говорить, приятное с полезным и... я бы сказал, очень важным.

Все, как вы понимаете, пока шло, как по маслу... если бы не пресловутая и отчасти невыносимая акклиматизация. Все-таки шестичасовая разница между Санкт-Петербургом и Японией срубила бы наповал любого. Судите сами — мы прилетели в половине одиннадцатого утра, то есть, если в Питере 4:30 по московскому времени, то на островах Японского архипелага половина одиннадцатого утра. Благо, в поезде нам удалось на какое-то время прикорнуть... Впрочем, не все. Лично я не мог пропустить ни малейшей детали, коих за окном мчащегося на бешеной скорости суперсовременного электропоезда было с лихвой.

Я старался впитывать в себя буквально все, за что цеплялся мой взгляд: леса, поля, реки и пруды, позже (с приближением к Йокогаме) — громадные промышленные комплексы мировых брендов машиностроения. Таких, например, как «Тойота» и «Ямаха». А также совсем маленькие и очень большие городские постройки — жилые дома, многочисленные кафе, рестораны, о которых можно завести разговор на долгие часы.

ЙОКОГАМА — ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

 

Йокогама, Йокогама!

Смеется гейша — все есть в Йокогаме...

 

«Волшебные Сумерки. Йокогама»

В. Дубинин

 

Большие окна вагона, в котором спали все мои спортсмены, позволяли еще задолго до прибытия в Йокогаму разглядеть небоскребы, крыши которых, как казалось, терялись в густых облаках. Завораживающее зрелище, доложу вам. Но еще большее впечатление произвело на меня самое большое в мире колесо обозрения со своими составными частями, отдаленно напоминающими циклопические тонфы, по легендам являющиеся рукоятями окинавских рисовых мельниц.

За окном, тем временем, показались порт, гражданские суда и военные корабли, уткнувшиеся бортами к пирсам, напрочь просоленным здешними морскими водами и ветрами. Потом в некотором отдалении от железнодорожного полотна промелькнул парк аттракционов, за ним воспоследовал долгожданный вокзал станции «Каннай». До отеля «Alfa-1» мы добрались минут за пять, не больше.

Любопытное наблюдение... Передвигаясь по тротуару, мы неожиданно поймали себя на мысли, что практически все встречные люди постоянно натыкаются на нас. Почему? Неужели мало места или длительный перелет так повлиял на нас, что мы как по мановению волшебной палочки превратились в людей-невидимок? А, может, японцы так относятся ко всем чужестранцам? Как бы ни так! Ответ на этот вопрос нашелся сам собой — было достаточно одного взгляда на движение местных автомобилей. Теперь и вы догадались? Нет? Поясню. В отличие от России, в Японии действует правило левостороннего движения. Оно действенно как для любых транспортных средств, так и для пешеходов. И ни один японец его не нарушает. О, как! По крайней мере, нарушителей нам повстречать за все время пребывания в стране Восходящего Солнца так и не удалось.

А вот и отель. Радушная встреча персонала, неустанные поклоны. По нашей просьбе упрощают процедуру регистрации. Однако — снова ощутимая разница между Россией и Японией! — порядок заселения таков, что отсчет времени производится с 15:00 (в нашей стране данная процедура не выходит за рамки 14:00). О, я, кажется, отвлекся... До заселения у нас есть еще целый час, а желудки-то пусты, как трюмы кораблей, стоящих в доках. Наши вещи со всей щепетильностью складывают на специальный коврик и учтиво просят обождать столь долгожданную для каждого путешественника процедуру. Но как же желудки? То есть, томительный голод, напрочь одолевший нас? Идем есть!

Добираемся до первой в нашей японской круговерти событий точки общественного питания. Национальная японская кухня даже здесь: обязательный рис, специфический суп, экзотический для европейцев чай, сумасшедшее обилие васаби, которому был бы крайне рад главный герой одноименного кинофильма, и обязательный имбирь. Вилки, конечно же, отсутствуют как класс. Первое знакомство с настоящей японской кухней понравилось не всем.

Я же вкушал эту чудесную пищу с удовольствием, присушим только истинным гурманам. Стоимость обедов не запредельная, в среднем — в пересчете на отечественные «тугрики» — где-то в пределах 300 или 400 рублей. Сенсей Naoi с одухотворенным чувством радушного хозяина расплатился за нас... за всех до единого. И мы дружно поблагодарили его, хором произнеся заветное слово «Осу!», после чего гурьбой отправились в отель.

 

НЕМНОГО ОБ ОТЕЛЕ

 

Он оказался не очень роскошным, но удобным для нашей команды. Ведь спортивные мероприятия, ради которых мы перелетели всю нашу страну, часть Охотского моря и Тихого океана должны были состояться в спортивном комплексе, расположенном в каких-то семи минутах неспешной ходьбы от парадного подъезда нашего отеля. Сабвэй (метро) недалеко, да и городской парк Ямасито тоже. Там мы, кстати, тренировались — бегали кроссы, отрабатывали ката, разминались. В непосредственной близости от отеля, кроме всего прочего, находилась большая пешеходная зона, с присущими ей по тамошним меркам магазинами, ресторанами и кафе. Вот, где рай для гурманов — продуктовых лавочек и супермаркетов там уйма!

Недалеко от Ямасито-парка, кстати, находится один из самых экзотичных районов Йокогамы — Чайна-таун (китайский квартал или район), с красивейшими изысканными воротами, за которыми начинается особенная жизнь, храмов с вздернутыми кверху уголками черепичных крыш, уличными торговцами, в общем, всем там, чего больше нигде нет.

Но вернусь к отелю... Сам он небольшой, ухоженный и очень чистый. В номерах имеется практически все, что может понадобиться постояльцу: шампуни, мыло, бритвы, фен, множество полотенец и пижамы, которые учтивые японцы ежедневно меняют, чайник и прилагаемые к нему японские чаи. Кроме перечисленных мелочей, могу вспомнить о телевизорах, холодильниках и о тапках... о море, с позволения сказать, тапок. Но все это меркнет перед настоящими суперсовременными унитазами. Гм-м, я не ошибусь, если назову их небольшими космическими кораблями, точнее, с учетом специфических форм, НЛО. С множеством разноцветных кнопок, рычажков и странного вида трубочек. Этому чуду техники больше всех обрадовались дети. Они обсуждали, с позволения сказать, туалетную тему почти все последующие сутки.

      Кстати, о назначении гаджетов унитазов всем приходилось доходить исключительно русским, проверенным десятилетиями методом тыка, в процессе которого ни один из агрегатов повседневной необходимости не был сломан. Этот факт можно с чистой совестью положить в копилочку воспитанности спортсменов Санкт-Петербургского Центра Ояма-карате! Правда, был небольшой казус… Во время очередного изучения унитаза Омар Садыглы и Евгений Сабелькин были обрызганы тугой струей воды. Удивленные глаза спортсменов искрились ярче, скатывающихся с их лиц капель воды. Причиной этому послужила кривая трубка, внезапно выдвинувшаяся из дебрей унитаза. Вот из нее-то и брызнуло. Но даже при таких обстоятельствах высокотехнологичная японская техника не пострадала.

ЯПОНСКИЙ БЫТ И НОВИЧКИ

 

После расселения в номерах мне пришлось дать общую команду отдыхать. А когда на Йокогаму стали опускаться сумерки, мы дружно высыпали в парк Ямасито на вечернюю тренировку. Сперва все пробежали двадцатиминутный кросс, а за ним последовала двадцатипятиминутная тренировка ката и боев с тенью, а также всего прочего, что нам было необходимо для удачного выступления на предстоящих соревнованиях. К тому же, все чувствовали острую нужду в восстановлении организма. К счастью, погода была на нашей стороне и нам не пришлось подобно Сильвестру Сталлоне перед боем с Иваном Драга тренироваться в экстремальных условиях. Немногим выше двадцати градусов и небольшой ветер — самое то, чтобы снова нацепить на себя бойцовскую форму и вернуть себе прежние физические кондиции.

Вернувшись в отель — после ужина в итальянском ресторане и экспресс-прогулки, мы решили отоспаться. Замечу, что к этому времени мы практически адаптировались в этой стране. Уже и непривычная речь, и левостороннее движение, и прочие местные особенности на нас не давили. То есть, к ночи первых суток пребывания в Японии нам уже было почти комфортно.

Ах да, пропустил одну любопытную зарисовку... Пока мои воспитанники предавались всем прелестям двадцатиминутного кросса, я успел забрести в роскошный, в меру тенистый сад с обязательным для местного колорита прудиков, мостками, элегантно переброшенными через него в нескольких местах, каменными скамьями, аккуратно — я бы даже сказал, любовно! – подстриженным кустарником и деревьями. Успокоение накрыло меня внезапно. Созерцая всю эту красоту, я разумом и всеми мышцами почти вошел в нирвану — окружающая гармония проникла в меня, а я в нее. Такими ощущениями невозможно было не поделиться с моими учениками. После того, как последний бегун пришел к финишу, я привел всех их в тот самый чудо-сад. Рассевшись на скамьях, они внимательно выслушали мой неспешный рассказ об идеальном состоянии тела и души в традициях Будо, определяющееся понятиями: «Дух, подобный воде» («Мидзу-но кокоро») и «Дух, подобный Луне» («Цуки-но кокоро»).

        Созерцая умиротворяющую водную гладь, Луну среди рассыпанных на небосклоне молчаливых звезд, прислушиваясь к едва заметному шепоту листвы и чувствуя каждой клеточкой организма даже самое легкое дуновение ветра, мы наслаждались окружающей нас действительностью и, находясь разумом в данной точке пространства и времени, ощущали себя песчинками Вселенной. Нам не было дела до того, что было и что будет. Здесь и сейчас нам было хорошо. По-моему, это и есть так называемый абсолютный отдых. Да, чаще всего он неуловим, мимолетен, но его сила иной раз простирается за пределы целого выходного дня, проведенного в привычной обстановке. Что ж, после этого мы стали почти японцами!

МОИ ЯПОНО-РУССКО-ПИТЕРСКИЕ ДРУЗЬЯ

 

Я кожей ощущаю, как горит

Огнем сердечным питерское братство!

 

«Вальс на Лебяжьей канавке»

Александр Розенбаум

 

Во второй половине, как принято их сейчас называть, нулевых годов (2000-х, если быть более точным) текущего века на протяжении года я тренировал одного любопытного мальчика... На тренировки его приводила мама. Всякий раз, когда начиналась разминка, она удобно устраивалась на одной из скамеек, незаметно обрастала какими-то бумагами и что-то писала-писала-писала. У того мальчика было странное для наших широт имя — Котаро, маму же звали не менее экзотически — Ганна. Согласитесь, не часто мы с вами сталкиваемся с такими именами. Вы сейчас, видимо, удивитесь, но папа Котаро был родом из Японии, а сейчас вы еще больше удивитесь! — жили они в городе Йокогама. Приехав в родной Петербург по делам, мама привезла с собой и детей (десятилетнего сына и годовалую дочь).
Перед отъездом Котаро в знак благодарности подарил мне кинжал и цветок, которые я до сих пор храню. Тогда же мне стало известно, что в манипуляциях мамы японского мальчика был смысл. Оказывается, во время тренировок сына она писала кандидатскую диссертацию по сопоставительному анализу фонетических систем русского и японского языков, которую успешно защитила в СПбГУ. Будучи человеком крайне любознательным по отношению ко всему японскому, я попросил ее подарить мне автореферат своей работы. Сразу после того, как он оказался у меня на руках, я принялся его изучать самым тщательным образом. В процессе зачитал едва ли не до дыр. Печально, что после отъезда семьи Котаро из Санкт-Петербурга ее японские координаты как-то совершенно незаметно утерялись. А тут мы будем в Японии, в том самом городе Йокогама, где они живут. Было бы глупо не попытаться отыскать этих славных людей. И я рискнул...

Интернет-запросы результатов не давали. Однако неудачи меня не останавливали. Однажды мне повезло. Удача! Бинго! Знаете, что мне помогло? Никогда не догадаетесь, хотя, дедуктивная методика очень проста. Помните, я говорил о теме диссертации Ганны? Она-то и вывела меня на ряд японских и русских организаций, которые занимаются изучением и преподаванием русского языка. Через некоторое время на связь со мной вышло «Сообщество учителей русскоязычных школ Японии», они и помогли мне установить контакт с Ганной. Небезызвестный Скайп тоже пришел на помощь. Что тут скажешь? Мальчик Котаро (теперь уже рослый и крепкий девятнадцатилетний молодой человек) и его мама Ганна очень здорово помогли нам в знакомстве с Японией, ее традициями, народом и языком еще до того, как наши затекшие во время перелета ноги спустились по авиационному трапу на эту древнюю землю.